Languages

‏из расследования темы медицинского туризма, сделанного по просьбе газеты "Калькалист"

Всего три пациента сидят в просторном и роскошно обставленном холле компании медицинского туризма «Аймар», офис которой расположен в госпитальном комплексе «Адасса» в Иерусалиме.

Из огромных окон им открываются потрясающие библейские пейзажи долины Эйн-Керем: горы, низины, зеленеющие леса. Можно подумать, что они ожидают процедур в эксклюзивном комплексе отдыха, но вот платок на голове одной из них дает понять, что она приехала для прохождения процедур химиотерапии. Все трое – граждане РФ, достаточно обеспеченные, но отнюдь не богатые. Объединяет их недоверие, испытываемое ими к российской системе здравоохранения.

Это недоверие и стало причиной их приезда сюда – несмотря на падение курса рубля, на пике которого стоимость их медицинского обслуживания здесь в рублевом выражении возросла почти втрое.

 

«Когда у меня полтора года назад диагностировали опухоль мозга, то спокойно сказали, что жить мне осталось полгода» - рассказывает 33-летний Дмитрий Васильев, коммерческий директор российского представительства концерна «Ауди».

Это молодой человек весьма привлекательной внешности, одет с иголочки. Лишь под определенным ракурсом можно увидеть шрам от трепанации черепа – следы операции, которую он перенес в России, до приезда в «Адассу». В Израиль он приехал с женой Ольгой. Они – истово верующие христиане, их дочери Василисе 3 годика, она осталась дома с бабушкой.

Дмитрий продолжает рассказ:"Мне сказали, что тут уж ничего не поделаешь", но если хочешь жить, то пойдешь на все. Мы тут встретили женщину с маленьким ребенком, больным раком в запущенной стадии. Она продала квартиру, машину, все, что у нее было, чтоб он прошел операцию здесь. Мы до продажи дома и машины пока не дошли, но распродали уже все, что могли. Мне и коллеги помогают, но должен сказать, что если цены еще поднимутся, сюда больше никто не сможет приехать. Затяжное падение рубля делает все страшно дорогим. Даже билеты на самолет. Мы прилетели «Аэрофлотом» – это гораздо дешевле, чем «Эль-Аль». Иногда мы подумываем о том, чтобы пройти все обследования в России, а сюда приехать с уже готовыми результатами – чтобы удешевить наше пребывание здесь».

Его жена Ольга продолжает: «Мы побывали у лучших нейрохирургов России, и никто не мог точно сказать, какого рода опухоль у моего мужа. Нас футболили от одного к другому, раздумывали, не говорили ничего определенного, а как только мы показали результаты обследований врачу в «Адассе», он сразу установил разновидность опухоли и стадию ее развития. Тут великолепная диагностика, и вас не гоняют с места на место. Все знают, что если тебе здесь поставили диагноз, то он на 100 процентов верен. Мне не нужны врачи, которые будут рыдать мне в жилетку или обещать золотые горы. Нам нужны врачи, которые умеют делать свое дело наилучшим образом».

По словам этой супружеской пары, единственное, по поводу чего они не могли сделать выбор, так это где именно лечиться – в Германии, в Австрии, или в Швейцарии. Ольга продолжает: «Мы получили предложения разных клиник, но мой друг, проходящий процедуры тут, помог нам сделать окончательный выбор. Как только мы приняли решение, то уже спустя 6 дней были здесь. Мы знали, что тут прекрасные специалисты имено в нужной нам области, что тут всюду говорят по-русски, что тут нам будет легче. Диме нельзя было лететь с гематомой в мозгу, поэтому его прооперировали в России, но химеотерапию проходим уже в Израиле, покупаем тут препараты, проходим обследования, получаем консультации, обследуемся, нам обеспечивают полный уход. На сегодняшний день мы тут потратили не меньше 200 тысяч долларов».

 

Слово Дмитрию: «Когда мы сюда приехали впервые, рубль был вполне стабилен, а теперь его страшно лихорадит. Это превращает суммы, которые нам тут приходится платить, в огромные. На то, что я тут потратил, я мог бы выстроить своей трехлетней дочурке дом. Нас никто не заставлял сюда ехать, но мы очень довольны всем, что получили тут и в восторге от врачей, которые с нами работали. В России никто толком не знает моей истории болезни, и если наши дела пойдут хуже, то мы все равно будем приезжать в Израиль, только будем искать более дешевые билеты, а обследования проходить в России. В конечном счете, если мы вообще не сможем себе позволить лечиться здесь, то это будет прямым убытком и для клиники – ведь она потеряет такого вот «постоянного клиента».

 

 

 

Рядом с ними сидит в ожидагнии 50-летний Сергей, подрядчик и владелец доходного дома в одном городе на севере России. Он приехал сюда с онкологическим заболеванием. Вопрос, почему он приехал именно в Израиль, его, похоже, обидел: «А нам что, подыхать из-за того, что у нас в стране никудышняя медицина?»

Ему тоже приходится нелегко. По его словам «из-за падения курса рубля мы обратились в компанию «Эймар» с просьбой о скидке, и они делают все, что в их силах. Мы понимаем, что их возможности в этом весьма ограничены, но при нынешней ситуации то, что и так было недешево, стало просто невероятно дорого, и теперь сюда приезжать смогут очень немногие. Будем надеяться, со временем цены немного утихомирятся. Но вот что меня совсем бесит, так это то, что мой израильский онколог учился в России. Ваши врачи набрались знаний у нас, самые лучшие приехали сюда, а у нас никого не осталось. Не знаю, что происходит с нашей медициной, почему никто ей не доверяет, но очевидно, что в ней что-то структурно неправильно, и дело не в финансировании. Дело в отношении к делу и к людям. У нас врачебная ошибка считается чуть ли не нормой. Уверен, со временем это изменится. В Германии я не был и сравнивать не могу, но ваша страна мне нравится. Все тут говорят по-русски, прекрасное солнце, визы не нужны. Мы просто сели самолет и прилетели».

 

48-летняя москвичка Оксана Тарасенко по ее словам просто прилипла душой к израильской медицине. Она прибыла сюда через компанию MMS , прошла операцию и процедуры в госпитале «Асаф а-Рофе» по поводу запущенного рака молочной железы, а в прошлом году привезла сида и свою маму, страдающую гинекологической патологией. И вот теперь, побывав в Израиле уже более 20 раз, она вместе с дочерью ждет приема у аллерголога в клинике в Ришон ле-Ционе. «Скоро заговорю на иврите, я уже начала изучать этот язык по интернету» - рассказывает она, слегка покраснев.

 

Оксана работает в компании, поставляющей легкие закуски и напитки в аэропорты, она замужем за преуспевающим бизнесменом. «Когда я заболела, то не могла выбрать между Германией и Израилем. Я слышала, что в обеих странах медицина очень высокого уровня, но в 2011 году курс евро поднялся очень высоко, и, соответственно, цены в Германии оказались куда выше израильских, измерявшихся в долларах. Здешним врачам я доверяю полностью. Когда мой врач «Асаф а-Рофе» попросил рассказать о том, какие процедуры я проходила в России, и я поведала ему, что мне делали по пять уколов химеотерапии в течение пяти минут, он выпучил глаза и спросил: «И Вы еще живы?!»... Я ответила, что, наверное, очень хотелось жить. Поэтому к российским врачам, каким бы не был курс рубля, я никогда и ни за что не вернусь. Если бы меня лечили в России, меня бы ни здесь, и нигде вообще сегодня не было».

http://www.calcalist.co.il/local/articles/0,7340,L-3659734,00.html